Сетевое издание "МРК"

.

Крымские морские порты в надежных руках


Два месяца назад на должность Генерального директора ГУП РК «Крымские морские порты» вступил 10-й юбилейный представитель. Алексей Волков — молодой керчанин с пятью высшими образованиями, имеющий огромный опыт в соответствующей сфере, который, кстати, в 2015 году вывел на новый уровень Ростовский порт всего за четыре месяца, планирует вывести работу крымских портов на мировой уровень в самое ближайшее время. С перспективным молодым руководителем встретился наш корреспондент.

Алексей Витальевич, расскажите немного о себе?

— Я родился 23 июля 1980г., на 4-й день Олимпийских игр в Москве, в Польше, в военном городке. Родители были военные. Отец – латыш с белорусом, мать – русская, керчанка. По материнской линии есть и украинцы и немцы, и греки даже. После возвращения в Союз наша семья поселилась в Керчи никогда никуда не переезжала, оставаясь здесь, в самом лучшем городе, куда и я вернулся после института без вариантов.

— Почему без вариантов?

— Потому что в моей голове всегда была мысль – развивать, строить и популяризировать Крым, город-герой Керчь! Я так думал всегда, даже когда мне было 10-15 лет. Всегда, когда меня приглашали за границу, в штаты, учиться и работать — я всегда говорил, что я буду строить Крым. Когда кто-то начинает со мной за границей разговаривать об уникальных артефактах своих стран — я привожу свои примеры, где  могу переубедить любого, что Керчь – это один из лучших городов планеты, но достоин большего и пока недооценен.

— И каким же было ваше первое рабочее место после института?

— Рабочий путь начал в Керчи еще до института в общепите. В Харькове во время учебы работал в иностранных компаниях, чтоб иметь возможность оплачивать обучение и проживание,  — времена были тяжелые и родители с трудом сводили концы с концами.  Вернувшись на родину в Керчь, я устроился в аналогичную компанию по продаже напитков, но, с учетом знания иностранных языков, мне хотелось попасть в морской бизнес, потому что меня всегда тянуло в порт, при этом я категорически не хотел ходить на судах в моря.

— Что это была за компания и чем она занималась?

— в 2004 году устроился в небольшую агентскую компанию диспетчером, потому как не было опыта работы в этой сфере, и параллельно поступил во 2-ой ВУЗ, чтобы получить экономическую специальность. Уже через пару месяцев пошел рост по службе. В 2007 году летом получил диплом «менеджера организаций» и открыл собственную компанию.

Позже мои коллеги стали говорить, что нужно уже получить морское образование, ведь я уже владелец и директор своей морской транспортной кампании. Тогда я поступил в Одесский национальный морской университет, факультет «управления проектами». Я это сделал, потому что понял, что я управленец, но не технарь. Это был вызов самому себе, потому что я был гуманитарием. Я закончил этот великий для всех водников (специалистов водного транспорта) университет с отличием!

Я всегда много говорил и писал о Керчи, общался в профессиональных кругах, и выступал на транспортных выставках и форумах о портах Крыма, — в администрации президента Украины обратили внимание на мой проект под названием «Крымское республиканское предприятие «Крымские морские порты», директором которого я, собственно говоря, сейчас и стал, но уже в другой стране, в новых условиях, в новом формате государственного унитарного предприятия и без севастопольских портов, как это было указано в проекте.

— Так ГУП РК «Крымские морские порты» было организовано на основе вашего дипломного проекта?

— Я не берусь утверждать, что именно по моей модели спустя 2 года создали «Крымские морские порты» — это история рассудит, но тогда я создал эту идею, её финансовую модель и написал технико-экономическое обоснование этого проекта. Защитил его в Администрации президента и проект был согласован Правительством Украины на реализацию, но с учетом подчиненности рыбных портов Севастополя и Керчи МинАПК проект был отложен временно.

Справка:

Государственное унитарное предприятие «Крымские морские порты» создано постановлением Госсовета Республики Крым 26 апреля 2014 года. В состав предприятия входят 5 портов: Керченский, Феодосийский, Евпаторийский, Ялтинский торговые порты и Керченский рыбный порт, а также Порт-Терминал, Керченская паромная переправа, Госгидрография и  Лоцманская служба.
Основной вид деятельности — прием и обслуживание судов, перевалка и переработка грузов.

После создания этого проекта и попытки его реализации я посчитал для себя необходимым получить еще один диплом — образование госуправленца, и поступил в Национальную академию государственного управления при президенте в Харькове на факультет государственного управления. 21 февраля 2014г., на следующий день после расстрела на майдане и госпереворота в стране, я, крымчанин, защищал государственный экзамен по государственному управлению, когда строй в стране буквально вчера изменился. У меня в билете было 2 вопроса: 1 Политическая идеология в Украине 2 Верховенство Конституции и Президента. Президента, которого уже не было в стране. Диплом у меня был по Европейскому союзу и его влиянию на государственное управление в Украине. У меня «побеждал» Таможенный Союз с логистической, социально-экономической и инвестиционной составляющей, но, к сожалению, «печеньки» победили — пришлось переделать преамбулу и писать о победе Европейского Союза в Украине по факту. Я получил диплом и снова вернулся в Крым. Возвращался через половину Украины и видел все собственными глазами – страны больше не было…

— Какие выводы вы сделали для себя на тот момент?

— У меня к тому моменту было уже четыре украинских диплома, огромный опыт работы, можно было идти работать в министерство, можно было заниматься государственной политикой в области морского транспорта, но я сделал для себя определённые выводы и вернулся домой, по зову своего призвания. В 2014 году весной деньги на текущих счетах моей компании ушли вместе с украинскими банками, вернуть удалось небольшую часть, и ту потратил на отправку партнерам. Я всё потерял…..и начал все с нуля. Снова попытался открыть компанию уже по всему Крыму и на материковой России, работал по привлечению грузопотоков в Крым, в августе 2014-го ушёл работать на судостроительный завод «Залив» начальником порта. Потом на заводе поменялись владельцы — зашёл Зеленодольский завод и я уехал в конце 2014 г Ростов.

— Почему в Ростов?

— Меня туда пригласили директором по развитию порта. И не только порта: судостроительно-судоремонтный завод, флот, новые проекты, строительство яхтенных марин. Я согласился, потому что понимал, что там есть серьезные задачи и объемы, там можно получить опыт и привлечь потоки на Крым (так и получилось). В Ростове я сделал невозможное на тот момент.

— А что вы сделали в порту Ростова?

— Бюджетная, кадровая и тарифная политика порта была изменена полностью. Нашел специалистов, которые не превращали порт, самый большой речной порт в России, в торгово-распределительный склад. Сделал маркетинговый анализ тарифов, ввели новые условия обработки судов и грузов, придумали правильные договоры,  поработали со всеми контрагентами. В результате объем перевалки грузов в порту от миллиона тонн перешел к более полутора миллионам — в целом около 65% прироста.

— За какой период вы это сделали?

— Задача была выполнена за 4 месяца! Благодарность имеется…

— Скажите Алексей Витальевич, с учетом вашего опыта, за какой период времени вы сможете вывести крымские порты на уровень хороших международных?

— Я думаю, что полное выполнение такой задачи мы сделаем через 5 лет. Замена флота с учетом его строительства, реконструкция ГТС и инфраструктуры, реализация инвестиционных проектов. За ближайший год реализуем все возможное и эффект будет больше, чем за прошедших 4 года, которые потеряны.

— Что вы стали делать после того как в Ростовском порту все было налажено?

— Дальше я выехал в Крым и стал представителем Ростовского порта в Крыму. Нужно было в крыму организовывать точки сбыта, заключать контракты с организациями, которым нужен был инертный груз: дороги, аэропорт и т.д.. В 15 году привезли 360 000 тон грузов только из одного порта…

— Какими грузами вы занимались?

— В основном инертные грузы — это щебень, песок.

— А как же рыболовные промыслы?

— Рыбой мы не занимались никогда, но сейчас восстанавливать рыболовство мы тоже планируем. В рамках майских указов президента. Хотим попробовать эту программу на базе ГУП «Крымрыба» и рыбного порта в Керчи. Планируем привлечь средства и восстанавливать рыболовный флот, былую славу города, откуда начиналось океаническое рыболовство СССР.

— Рыбный флот?! Вы прямо как Пётр I!

— Восстановление рыбного флота в Керчи и в Крыму в целом — это уже отдельный параллельный проект, потому что Керчь без рыбаков и траулеров – не Керчь. Ведь именно в Керчи начиналось океаническое рыболовство Советского Союза — здесь была «Югрыбразведка», «Югрыбпоиск» и «Керчьрыбпром» — были три ключевые организации в Керчи и одна – Атлантика – в Севастополе, которые занимались выловом и обработкой рыбы за океаном. В Керчи же был и есть Южный государственный научно-исследовательский институт рыбы и океанологии, который был основной научной базой.

Кстати, с Севастополем вы работаете?

— С Севастополем мне предложили работать в 15 году. Там была задача: объединить усилия севастопольского порта с «Ростехом» и подтянуть туда Ростов. Переехал в Севастополь, работал там. Однако, в Севастополе проект объединения реализовался только уже в конце 2017 года с незначительными инвестициями.

— Алексей, а с какими странами вы в основном работаете?

— Сегодня экспортное направление у нас есть по Сирии, Турции и Египту, планируем работать с Ираном — это ключевые страны с учетом санкций.

— А что мы продаем?

— Мы ничего не продаем, мы занимаемся экспортом услуг как порт, то есть являемся перевалочной базой для перевозки грузов в интересах коммерческих структур, которые заключают с нами контракты на перевалку грузов. Из Крыма – зерно и лом черных металлов.

— Понятно. Какое было ваше следующее высшее образование?

— В 2016 году я получил предложение от санаторно-курортного комплекса «Mriya” возглавить их транспортную службу — яхты, вертолёты, автобусы, машины. Параллельно они предложили мне возглавить одно из их направлений бизнеса. В интересах санаторно-курортного комплекса Крыма я получил там уникальный опыт — разобрался в малой авиации и в перевозках авто и электротранспорта, поставил работу, организовал диспетчеризацию и систему управления транспортом.

Там же, на базе комплекса, мы реализовали образовательный проект совместно с МГУ по обучению на месте шести специальностям. Там-то я и получил своё очередное уже российское образование — специальность «Государственное муниципальное управление», и вот в начале июля получил диплом по этому профилю.

Реализовав поставленные руководством комплекса мне задачи, я принял для себя решение начать работать в родной отрасли — понял, что уже готов к выполнению обязанностей на новом уровне. С учетом смены руководства в Минтрансе предложил свою кандидатуру на руководителя ГУП РК Крымские морские порты.

— Какие изменения вы успели произвести в ГУП РК «Крымские морские порты» за время вашей работы?

-Разработали предложения по инвестициям и аренде имущества

-Начали реорганизацию ГУП и его филиалов

-Занялись антикризисным управлением

-Привлекли грузы в Феодосия и Керчь

-Начали активные продажи песка в Евпатории

-Подали инвест проект зернового терминала в Керчи на реализацию

-Запустили процессы обновления флота и отчуждения непрофильных, изношенных активов

-Изменили систему управления предприятия, начиная от ВКС до сроков исполнения задач.

1. Расскажите подробнее о «Комете». Какие еще маршруты планируете?

Комет будет в Крыму 6. Концерн Калашников выпускает эти суда. Маршруты еще обсуждаются, первый- Ялта-Севастополь, дальше, надеюсь, будет и связь с материком.

2. Готовы ли вы принимать работников переправы, есть ли рабочие места и как планируется использовать паромы после ликвидации Морской дирекции?

Мы примем функции оператора после запуска моста. Сотрудников Дирекции возьмем на переправу, если будет в ней потребность. Остальных стараются устраивать в предприятия Керчи и Крыма. К каждому – индивидуальный подход. Все знали, что переправа – временная, поэтому особых проблем не вижу.

3. Планировалось, что причалы Ялтинского морского порта будут восстановлены в 2017-2018 годах. Почему эти работы затягиваются? Какие федеральные программы предусмотрены для восстановления гидротехнических сооружений, которые входят в инфраструктуру порта? Какое финансирование для восстановления инфраструктуры необходимо?

Есть ФЦП, сейчас есть сложности там. Судимся с проектной организацией. Дополнительно согласовали Концепцию развития портов до 2030 год, где есть  Ялта и портопункты. До 2022 реализуем большую часть, постараемся.

4. Почему порт не отслеживает ситуации с нецелевым использованием территорий порта. Как пример, несанкционированное использование причалов под «шашлычные»?

Отслеживает и контролирует. Стихийщики появляются неожиданно. Наводим порядок. В городах, не то, что в портах,  с этим проблема.

5. Планирует ли Крым принимать круизные лайнеры? Что случилось с «Князем Владимиром»?

Планируем, с начала августа Князь Владимир вернется на линию. Были технические сложности,- судно переоборудованное и неновое. Других лайнеров нет и в Сочи. Санкции… Хотя интерес огромный у иностранцев к Крыму и круизам, но пока так.

6. В постсоветское время пассажирские морские перевозки на Черном море и в России, и в Крыму фактически перестали существовать. Пассажирооборот в Крыму сократился на порядки: например, в порту Евпатория внутренние пассажирские перевозки снизились более чем в 5 раз, и развитие грузоперевозок опять же не получило существенных стимулов к развитию. Какая перспектива пассажироперевозок сегодня? Станут ли они полноценной составляющей комплекса туристических услуг Крыма?

Однозначно, станут. Программа развития пассажирских перевозок в работе. В рамках майских указов просим выделить нам флот. Ведем переговоры с заводами.

7. Физический износ инфраструктуры Ялтинского морского порта составляет 87%. В каком из курортных городов он достиг критической отметки?

Самый большой износ в Ялте. Портопункты местами имеют 100% износ.

8. По предварительным расчетам Торгово-промышленной палаты (ТПП), на реконструкцию морских портов Крыма потребуется $1,77 млрд, в том числе на вывод грузовой части Евпаторийского морского торгового порта за пределы города придется потратить $1,04 млрд. Не завышены ли эти цифры?

Евпаторийский торговый станет яхтенной мариной и пассажирским терминалом с привлечением частных инвестиций. Переносить не будем ничего. Миллиард долларов? Можно новый большой порт построить!

9. Какую прибыль и какие налоговые отчисления показывают Крымские порты с 2014 года. Являются ли они убыточными в связи с уменьшением количества обслуживаемых судов из-за санкций?

Налоговые отчисления значительные, особенно взносы и налоги на ФОТ. Пока еще есть убытки и ситуация критическая после открытия грузового сообщения на мосту просматривается. Мы усиленно ищем альтернативные потоки и финансовые в том числе.

10. Многие порты Крыма при Украине стали частными территориями. Какие из них и сейчас остаются у частников?

Ни один порт, кроме Камыш-Бурунского (он всегда был частным — прим.ред.) не является частным. Все порты – государственные.

11. Насколько отличается грузопоток до и после санкций?

Грузопоток без АТС — катастрофический, падение в 5 и более раз. В санкциях очень сложно привлечь грузы и флот.

12. Какие надежды на инвесторов и с кем из них уже идет полноценное сотрудничество?

Инвесторов пока немного. В Ялте, в Феодосии и в Керчи уже на стадии реализации инвест проекты. Работаем над привлечением инвесторов. Боятся «заходить» в Крым.

Без частных инвестиций не справимся.

Елена Пущаева, МРК

Наши социальные сети:

Обзор

  • Total Score 0%
User rating: 0.00% ( 0
votes )


заместитель главного редактора сетевого издания "Молодежная Республика Крым", заместитель руководителя Крымского молодежного медиа-холдинга "Молодежная Республика Крым".